Richie Kotzen о Cannibals

Опубликовано Them в

Большое, совсем свежее, интервью о двадцатом альбоме Ричи Котцена. И о Winery Dogs тоже, разумеется.

kotzen

Blues Rock Review опубликовал вчера очень интересный разговор с человеком по имени Richie Kotzen. Не так давно я публиковал его мысли о новом альбоме Winery Dogs (советую, кстати, почитать), и в этот раз мы не обойдемся без упоминания этого трио, но главной темой здесь стал сольный альбом гитариста. Который, к слову, стал юбилейным — пластинка под названием Cannibals является двадцатым по счету релизом Ричи. Большое спасибо человеку по имени Pete Francis за то, что это интервью состоялось.

Richie Kotzen: Cannibals Interview

Гитарист-виртуоз, композитор и исполнитель — это о Ричи Котцене. В январе он представил свою двадцатую работу под названием Cannibals. Blues Rock Review «поймал» Ричи, чтобы обсудить новый альбом, его проект Winery Dogs, моменты, связанные с написанием песен, а также проблемы, с которыми музыканты сталкиваются сегодня по роду своей деятельности.

Сложно ли было сочинить и собрать воедино песни для Cannibals?

Я встретил во время работы над альбомом несколько интересных сложностей. Процесс записи, как правило, не вызывает особых проблем, но некоторые композиции бросают тебе вызов только из-за того, что были придуманы в определенной ситуации. К примеру, песня «Up» была придумана мной много лет назад (вернее, начальная идея), и у меня было что-то вроде демо-записи на жестком диске — ну, как-то я вспомнил об этом, и нашел ее. Там были записаны ударные, поверх была наложена дорожка клавишных, которая давала ориентир для вокальной партии, без слов. Мне пришлось решить, что я хочу от текста этой песни, после чего я приступил к работе над полноценной песней. Первое, что я сделал — это переиграл партию фортепиано, а также накинул кое-какую аранжировку, но челлендж был в том, чтобы заставить звучать всё именно так, как мне действительно хотелось. И это касалось всего, начиная от бэк-вокала, различных попыток направить все в нужное русло, получить тот грув, который позволит передать верные ощущения. И все это просто получилось в итоге. Фактически, я добавил барабанную дорожку, и это стало финальным штрихом, приводящим песню к жизни, но это было долгим процессом. Заняло у меня кучу времени. Но затем попадались очень простые песни, без каких-либо проблем.

Преследовал ли ты какие-нибудь конкретные цели, создавая этот альбом?

Нет, но я думаю, что эта запись является уникальной. Не сказал бы, что специально намеревался создать уникальный альбом, скорее все получилось само собой. Но я считаю, что новая работа отлично подойдет как продолжение моей предыдущей пластинки. Я не выпускал сольников со времен «24 Hours», а это было в 2011 году. И если вы будете слушать предыдущие записи, затем его, а после него — Cannibals, то поймете, что они вполне гармонируют друг с другом.

Но некоторые вещи на альбоме являются действительно уникальными. Например, песню «You» я написал в соавторстве со своей дочерью. Это не было типичным соавторством в духе «мы сели вместе и написали песню», просто она когда-то записала партию на фортепиано, а спустя несколько лет я обнаружил эту запись, и решил превратить ее в песню, написал для нее текст. Это довольно круто для меня, выходит, что я правда придумал песню со своей дочерью, я никогда не делал ничего подобного раньше.

 

Когда ты пишешь новый материал, откладываешь ли ты его на время, чтобы затем доработать, сделать более органичным? К примеру, когда придумываешь гитарные риффы.

Точно могу сказать, что я не планирую этого, нет никаких графиков или планов. Все происходит случайно — просто приходит вдохновение, а потом, через какое-то время, ты понимаешь, где именно место этой идее. И это вдохновение может прийти в любое время. Так, например, песня Cannibals — я сидел в ресторане, и услышал идею для песни, мелодию. Я выбежал на улицу, схватил свой телефон, и напел её, а вернувшись домой, закончил ее. Бывают даже случаи, когда ты получаешь подобное вдохновение во сне. Вроде бы ты спишь, но вполне ясно осознаешь, что происходит вокруг, и можешь видеть, когда к тебе приходят идеи. Главное — заставить себя проснуться, и как-нибудь зафиксировать это. Я знаю это по собственному опыту — если ты забил и не записал то, что тебе явилось во сне — наутро ты ни за что этого не вспомнишь.

Хранишь ли ты у себя какие-то записи, которые считаешь незаконченными, и планируешь вернуться к ним позже?

*прим.переводчика — по-моему Ричи уже ответил на этот вопрос выше, но да ладно.

Господи, конечно! В записи постоянно проплывают какие-то идеи, которые я придумал давным-давно, но так и не закончил. А сейчас, внезапно, я понял, что они должны представлять из себя в итоге, и завершил эту работу. Вот Cannibals — это абсолютно свежая песня, в отличие от “In An Instant”, например, в которую вклиниваются какие-то старые записи. Причем не только идеи — именно записи, которые были сделаны раньше. Я вырезал их из песен, тк хотел, чтобы они были отдельно, а потом вокруг них строил новую композицию. И это происходит постоянно, иногда ты понимаешь, что песня готова, ее можно закончить здесь и сейчас, но порой приходится ждать несколько лет, чтобы вернуться к этой записи, и реализовать идею так, как нужно.

 

Ты ведь сейчас также играешь в Winery Dogs, как делается выбор — какой материал брать для группы, а какой — для сольных композиций?

На первой записи Winery Dogs у меня была масса уже придуманного материала, но и в процессе записи родилось музыки не меньше. Так что я бы мог использовать часть его в своих сольных записях. Тем не менее, группа собиралась вместе, и мы работали над записью, нам нужно было еще больше материала, так что мне пришлось играть какие-то свои идеи и наработки — мы просто собрали их вместе. Сейчас ситуация другая, ведь я только выпустил свой альбом.

Да и потом, когда мы пишем музыку, мы просто сидим и бросаемся идеями, в конце концов дело остается за мной — написать слова и превратить все это в полноценную песню. Но я не предвижу сейчас каких-то уже готовых композиций на пластинке, как это было в прошлый раз. Мы сделаем все с нуля, вместе.

Как ты думаешь, насколько важно сегодня выкладывать видео на YouTube, чтобы привлечь аудиторию?

Я думаю, что это очень критично. Одно дело — просто сделать музыку, и другое — когда ты выпускаешь видеоклип. Люди просто любят смотреть на что-то, им нужно визуальное сопровождение тому, что они слышат. Лично я считаю, что это очень важно, особенно для молодых команд — людям будет намного проще понять, что группа из себя представляет. И раньше это тоже было важно, просто тогда это было о трансляции клипов на MTV. Каждая команда, которая делает запись, делает также и видеоклип, сейчас это переехало из ТВ на YouTube, но все еще остается очень важным аспектом. И сегодня куда больше людей могут делиться видеоклипами. Раньше ты не имел никакого контроля над всем этим, сейчас же он полностью, на 100% зависит от тебя.

Какие, на твой взгляд, самые главные проблемы для тех, кто пытается стать известным сейчас?

Я помню, с чем я сталкивался в свое время, когда пытался пробиться к славе, но некоторые из этих аспектов уже не актуальны, настолько сильно все изменилось. Я полагаю, что одной из самых больших и сложных проблем становится формирование своей аудитории. Это было актуально и раньше, завоевать сердца слушателей всегда было сложно. Если ты играешь в группе, тебе нужно часто играть вживую, и уделить много внимания социальным моментам, чтобы люди, пришедшие тебя послушать, могли также узнать, когда и где можно будет тебя услышать в следующий раз. Думаю, это очевидно для многих молодых музыкантов — я думаю, что настоящим испытанием становится тот момент, когда ты начинаешь зарабатывать своей музыкой на жизнь. И это всегда было проблемой, но она становится все более сложной — время идет, технологии не стоят на месте, это привело к тому, что люди куда реже покупают музыку. И проблема в том, что запись музыки стоит денег… А потом вдруг выясняется, что никто не покупает твои записи, и ты попадаешь в довольно странную ситуацию. Вообще, с одной стороны сейчас стало легче, так как появились социальные сети, и можно мгновенно делиться своим творчеством. Но с другой — все куда сложнее, потому что стало больше людей, которые также занимаются этим. Этого не было раньше, но сейчас это усложняет жизнь тем, кто продает свои записи. Я думаю, что это настоящее испытание.

Но стала ли ситуация сложнее, чем в твое время?

Я просто считаю, что приоритеты сместились. Раньше, несколько лет назад, группе нужно было отыграть несколько концертов. Я играл в Филадельфии, Нью-Джерси, Делавэре, Балтиморе, мы должны были играть снова и снова, чтобы добиться хоть какой-то известности. Затем люди начали платить деньги, чтобы посмотреть на наше выступление, и это уже было кое-что. Следующим шагом было бы заключение контракта на запись, но мы не могли оставаться вместе дальше, и этого не произошло. А сейчас, в принципе, у вас всё точно так же, но вы не стремитесь к контракту с лейблом, а ищете популярности в интернете. Я все еще думаю, что главное — живые выступления, но акцент идет не на выпуск альбома, для привлечения слушателей, а на активность в сети — вы стараетесь заявить о себе, найти своих поклонников, своих слушателей в интернете, чтобы затем они пришли на ваш концерт.

С кем бы ты хотел сотрудничать? Из числа тех, с кем ранее не работал.

Ну, Пол МакКартни сейчас играет с каждым, кто его попросит об этом. Я думаю, что мог бы, наверное, попасть в студию вместе с ним, это было бы круто. Возможно, этого будет не так уж сложно добиться. Серьезно, он же играет с кем попало сейчас, так может быть стоит мне попытать счастья?

Добавишь еще что-нибудь про Cannibals?

Это моя двадцатая запись. Сложно представить, что я выпускаю альбомы так долго. Надеюсь, что люди просто углубляются в мои записи, и если кому-то интересно, что я делаю, вы можете заглянуть ко мне на RichieKotzen.com.

 

Яндекс.Метрика